Никаких ожиданий: Илья Белоруков
1 заметка с тегом

Илья Белоруков

Итоги 2018 года: часть четвертая

​​Grouper — Grid of Points [Kranky]


  

Проект Лиз Харрис всем хорошо знаком и в представлении не нуждается. Альбом продолжает серию работ, еле слышно записанных в пустой комнате и практически полностью состоящих из депрессивных песен под фортепиано (а не шугейз-дрона, который сделал Grouper знаменитой). Здесь слышно, что материал дорабатывался и развивался в «студии» — больше эффектов, слоев голоса и деталей, более глубокая работа с гармониями. Тут не особо есть, что описывать — слушайте пространства между аккордами и вздохами.


PS. Любопытно, что «grid of points» — идеальное описание для визуальных работ Лиз, но, как мне кажется, не ее музыки.

​​VA — SCALE [Schwebung]


Любопытный сборник, который нельзя купить — но вы сможете его скачать в очень высоком качестве (24 бит, 96 кГц), если свяжетесь со Стефаном Матиэу (например, через Twitter). Этот электроакустический и эмбиент-композитор также известен, как отличный мастеринг-инженер, и идея этого сборника — одновременно демонстрация его технической работы и музыкальных ориентиров. Состав — как на подбор: тут тебе и мастер фидбеков Кассель Йегер, и Лиланд Керби (The Caretaker), и эксцентрик Томас Бринкманн, и Стивен О’Малли из Sunn O))) / KTL, и Джим О’Рурк, и семейная пара Амбарчи/Коул, и даже Катерине Кристер Хенникс. Сложно емко написать про все 132 минуты релиза, но мне кажется, что как минимум половина его — совершенно не проходной материал! Топовая электроакустика и композиторский эмбиент. И, разумеется, сложно игнорировать просто офигенное качество звука.

​​Belorukov & Zherbin — To See Far and Wide [Jozik]



​​Признаюсь: не очень люблю дуэты. Как правило, либо исполнители настолько схожи во взглядах, что не могли устоять от сотрудничества, — и тогда получается скучнямба или каша; либо очень разные и каждый крутит свою привычную шарманку, не особо слушая другого (опять риск каши).


​​Но дуэт Ильи Белорукова из Петербурга и Мити Жербина из Хельсинки меня очень обрадовал. Оба — музыканты крайне разносторонние, но на данном релизе не демонстрирующие ничего «своего фирменного» (Илью я всё-таки считаю саксофонистом, а Митю — гитаристом). Наоборот, они слились в нечто третье. Это слишком интересно построено и имеет слишком много нюансов, чтобы называться нойзом, и слишком грубо и напористо, чтобы попадать в высоколобые категории коллажной музыки. Скорее, всё-таки, нойз. Но классный.

​​​​Kali Malone — Cast of Mind [Hallow Ground]



Эта американка, шивущая в Швеции, вошла во многие списки коллег, правда — с другой своей работой, «Organ Dirges 2016 — 2017» (сырой органный дрон). Здесь же, все чуть тоньше и интереснее: небольшая группа в составе альт-кларнет-фагот-тромбон-синтезатор играет композиции Кали — крайне медленное, словно заторможенное марево с легкой триумфальностью. Когда звучит весь ансамбль, как в величественном первом треке — все прямо вообще здорово и чуть похоже на альбом №1 в топе прошлого года, Эллен Аркбро. Но когда на передний план выступает синтезатор — сразу становится скучнее.

​​Chris Corsano, Bill Nace, Steve Baczkowski — Mystic Beings [Open Mouth]



Билла Нейса многие узнали по дуэту Body/Head, в котором играет Ким Гордон после ухода из Sonic Youth. Но этот гитарист из Массачусетса не так-то прост, и лучший способ с ним познакомиться — через релизы, которые он выпускает на собственном лейбле Open Mouth. Каталог вы не найдете ни на Bandcamp, ни на стриминговых платформах — только винил (который быстро разбирают). Трио с саксофонистом Бачковски и Корсано за установкой — это прекрасный пример «сцены, которую мы проебали». Я имею в виду фри-джаз, вдохновленый панком, хардкором и нойзом, но не переходящий в последний. Адреналиновый укол, не обремененный студийным качеством звука или композицией.


Видео с импровизацией, которая не вошла в альбом:


​​Tyshawn Sorey — Pillars [Firehouse 12]



Магнум опус крайне востребованного нью-йоркского барабанщика Тайшона Сори. Это длинные композиции его же сочинения, исполненные большим бендом из девяти человек с четырьмя (!) контрабасами, общей длительностью почти в четыре часа. Первое, что бросается в уши — здесь очень мало барабанов, и сам Сори, помимо дирижирования и перкуссии, играет на тромбоне и дунгчене (тибетский горн, вы его слышали у Phurpa), но периодически ритмическую функцию выполняет басовый квартет. Прекрасно записанный, вдумчивый альбом балансирует на грани импрова и академизма середины двадцатого века, с большими паузами и резкими всплесками (классно, что без инструментального выпендрежа). Если и давать ориентиры, то местами это похоже на «Discussions» Роско Митчелла — композиции, сложенные из свободных импровизаций. При кратком ознакомлении и проматывании кажется, что это похоже одновременно на кучу других ансамблей, и только вдумчивое целостное прослушивание позволяет вникнуть и раствориться в работе.

​​Francis Plagne — Moss Trumpet [Penultimate Press]



Главный претендент на лучшее название альбома в этом году! У него есть еще и собственный лейбл, который называется Mould Museum — с неймингом у музыканта точно все в порядке, очень завидую. Честно сказать, я об этом австралийце никогда раньше не слышал, хотя он работал с Эндрю Чолком и Крис Коул, но если я правильно понимаю, в других его работах есть песни. Здесь же — эмбиент, около-конкрет и электроакустика. Разобрать композиционную структуру, четкие границы элементов, происхождение звуков практически не представляется возможным — но есть сильный квази-волшебный налет. Может, дело в этих нестройных дудочках? Как будто электроакустика, сыгранная гномами. Если вам нравятся и более серьезные вещи, и самый отъехавший стафф из Финляндии — добро пожаловать.

​​Sunn Trio — Fayrus [Unrock]


  

Крайне любопытное трио из Аризоны, явно сильно вдохновленное Sun City Girls. Я неоднократно в Америке слышал шутки про музыку из этого штата: мол, всегда слышно, музыкантам там явно НАПЕКЛО, и Sunn Trio — не исключение. Арабская мелодика, положенная на грубый импровизационный нойз-рок и зачастую сыгранная не арабами — это уже своеобразный микро-тренд, но в чем преуспел конкретно этот коллектив, так это в разбавлении рокерских треков электроакустическими экспериментами и в том, что они смешивают в релизе треки из разных сессий. Получается и любопытная структура альбома, и очень широкая палитра звуков, и это win/win для такой музыки. Даже изысканная инструментальная долбежка очень быстро приедается — попробуйте до конца дослушать последний альбом корифеев микро-жанра Rangda. Но на «Fayrus» все вообще по красоте: трек «Mukhbir» будто ныряет во вселенную Майлза Девиса (только с радиопомехами), а короткая сюита «Walad Taesh» — шедевр грязной работы с (как будто) кассетными петлями (возможно, это просто радио и компьютер).

​​Eiko Ishibashi and Darin Grey — Ichida [Black Truffle]



Эйко Ишибаши полюбилась всем: она и делает сладкий современный джаз-рок с J-pop окрасом, и импровизирует, и не чурается нойза (коллабы с K2 и Merzbow). Работа с крайне активным чикагским контрабасистом Дарином Грейем, как мне кажется, один из ее самых удачных релизов — японка помимо фортепиано играет на органе, флейте и какой-то электронике, да и сам Грей балуется с какими-то охотничьими манками и мундштуками. На выходе имеем глубокую, вдумчивую и мрачную, работу. Ощущение, как будто Ла Монте Янга попросили написать саундтрек для вялотекущего триллера.

​​Ashley Paul — Lost in Shadows [Slip]



Эшли Пол — поэтесса-песенник (помогите определиться с переводом и феминитивом) из США, проживающая в Лондоне, и это ее первая запись после перерыва, связанного с беременностью, что и послужило вдохновением для альбома.


Эшли пишет абстрактные песни и делает к ним витиеватые и слегка атональные инструментальные аранжировки, близкие к свободной импровизации. Такая форма напоминает Аннет Пикок периода абсолютно шедеврального «I Have No Feelings», только ноги здесь растут не из блюза — а вот откуда именно, сказать сложно. Есть ассоциации с японской наивной сценой, приближенной к Тори Кудо и Maher Shalal Hash Baz, да и вообще, кажется, что если бы Пол пела на японском, это было бы более чем органично. Не не поймите неправильно, кавайности здесь нет и в помине. Возможно, Пол просто дала новую жизнь песенной традиции, которую развили в Америке фри-дрон и психофолк исполнительницы вроде Кристины Картер (сольные записи на Many Breaths). Хрупкие, сломанные песни, акустический арт-поп.


Такой музыки должно быть гораздо больше — представляю, насколько это круто вживую, ведь она сама себе аккомпанирует на гитаре, саксофоне, кларнете и перкуссии (это не считая бенда из тубы, баритон-сакса, двух виолончелистов и трех барабанщиков).